•  

Левша II

Левша (по Н.С. Лескову)

(Сказ о тульском косом левше и о стальной блохе)

(adapted and abridged)

 

Когда император Александр Павлович окончил военный совет, то он захотел по Европе проехать и в разных государствах чудес посмотреть.  С ним был донской казак Платов, который скучал по дому и всё государя домой звал.  И если государь чем-нибудь иностранным очень интересуется, то Платов сейчас и скажет:  так и так, и у нас дома своё не хуже есть.  Англичане приглашали государя на свои  оружейные заводы, чтобы показать своё над русскими превосходство.  А однажды пригласили в их кунсткамеры. Показали англичане государю Мортимерово ружьё.  Государь на ружьё посмотрел спокойно, потому что у него такие в России тоже есть.  Тогда англичане дают ему пистолет и говорят:  «Это пистолет неизвестного замечательного мастера.»  Государь посмотрел и говорит Платову:  «Ах, ах, ах, как это можно так тонко сделать! Вот если бы у меня был хоть один такой мастер в России, я был бы очень счастлив и им гордился.»   А Платов взял  отвертку, открыл замок, а там сделана надпись по-русски:  «Иван Москвин во граде Туле».  Англичане удивились и сконфузились.

 

На другой день повезли их в другие кунсткамеры.  Платов радовался, что государь ничему не удивляется.  Но вот пришли в самую последнюю комнату, а там стоят их рабочие в фартуках и держат поднос, на котором ничего нет.

«Что это значит?» – спрашивает государь.

А английские мастера ему отвечают:  «Это Вашему Величеству наш подарок.»

«Что же это?»

«А вот, видите соринку?  Извольте её взять.»

«На что мне эта соринка?» – спрашивает государь.

«Это не соринка, а блоха, выкованная из чистой английской стали, и в середине в ней завод и пружина.  Извольте ключиком повернуть:  она сейчас танцевать начнёт.»

«А где же ключик?» – спрашивает государь.

«А он перед вашими очами, но чтобы его увидеть микроскоп нужен.»  Подали микроскоп.  Насилу государь этот ключик ухватил и только ключик вставил, как почувствовал, что блоха начинает усиками водить, потом вдруг подпрыгнула и кадриль станцевала.  Государь сразу велел англичанам миллион серебром дать.  Английским мастерам же он сказал:  «Вы первые мастера на всём свете, и мои люди против вас ничего сделать не могут.»  Англичане остались очень довольны, а Платов ничего не сказал, только взял микроскоп и тихо себе в карман опустил, потому что, говорит, «он сюда же принадлежит, мы вам уже и так много денег дали.»

 

Когда Александр Павлович скончался в Таганроге, блоха досталась в наследство новому государю.  Но  без микроскопа завести её никто не мог.  Император Николай Павлович позвал донского казака Платова, который принёс микроскоп.  Блоху завели и она пошла прыгать.  А Платов и говорит:  «Это, ваше величество, работа тонкая и интересная, но только нам этому удивляться не следует, а надо её отвезти в Тулу:  думаю, наши мастера смогут англичан превзойти.»  Государь Николай Павлович в своих русских людях был очень уверен и никаким иностранцам уступать не любил. Он приказал Платову отвезти блоху в Тулу и показать её тульским мастерам, чтобы они о ней подумали.

 

Платов блоху взял и поехал к тульским оружейникам. Показал им блоху и спрашивает:  «Как же нам теперь быть, православные?»  Оружейники отвечают:  «Мы, батюшка, в одну минуту сказать не можем, потому что английская нация тоже не глупая, а довольно даже и хитрая, против неё надо взяться подумав и с божьим благословлением.  Оружейники попросили оставить им блоху, и обещали что-нибудь придумать.

 

Три самых искусных мастера, один из них косой левша, сначала поехали в город Мценск, чтобы помолиться иконе святого Николая, а потом вернулись домой, заперлись в домике у левши и принялись за дело в строгом секрете.  День, два, три сидят, никуда не выходят, всё куют что-то, а что куют – неизвестно. Приехал Платов: «Готово ли?»

«Всё, – отвечают. – Готово.»

Платов открыл шкатулку, а там лежит английская блоха как и была раньше.

«Что же вы, подлецы, ничего не сделали, да ещё, пожалуй, вещь испортили! Я вам голову сниму!»  А тульские мастера ему в ответ:  «Напрасно вы нас обижаете. Мы вам за это секрета нашей работы сейчас не скажем. Везите нас к государю.»  Схватил Платов левшу и повёз его в Петербург.

Государь Николай Павлович никогда ни о чём не забывал и сейчас же Платова и спрашивает: «А что смогли сделать мои тульские мастера против английской блохи?»

«Блоха, ваше величество, – говорит Платов, – всё в том же состоянии, и я её назад привёз, а тульские мастера ничего удивительнее сделать не смогли.»

Но государь ему не поверил:  «Подавай блоху сюда. Я знаю, что мои люди меня не могут обманывать.»

Принесли блоху.  Государь попросил свою дочь любимую завести блоху.  Блоха усиками зашевелила, но ногами не двигает и как прежде не танцует.  Платов весь позеленел, схватил левшу за волосы и начал бить.

«За что мне такое наказание?» – говорит левша.

«Это за то, что я на вас надеялся, а вы редкостную такую вещь испортили.»  Левша говорит:  «Ничего мы не испортили: возьмите в самый сильный микроскоп посмотрите.»

Принесли самый сильный микроскоп, государь со всех сторон осмотрел блоху, но ничего не увидел, и говорит левше:  «Что же это такое, братец?»

Левша отвечает:  «Надо всего одну её ножку в подробностях рассмотреть.  Только так нашу работу и заметить можно.»

Взглянул государь и просиял – взял левшу, какой он был в пыли и неумытый, обнял его и поцеловал, а потом обернулся и сказал: «Видите, я лучше всех знал, что мои русские люди меня не обманут.  Глядите, пожалуйста:  они английскую блоху  подковами подковали

А левша доложил, что если бы был получше микроскоп, то можно было бы увидеть, что на каждой подкове имя мастера написано.

«И твое имя тут есть?» – спросил государь.

«Нет, – сказал левша. – Я тоньше работу делал:  я гвоздики выковывал, которыми подковы забиты, – тут уже никакой микроскоп не поможет.»

Государь спросил: «А где же ваш микроскоп, с которым вы смогли такую удивительную работу сделать?»

А левша ответил:  «Мы люди бедные и микроскопов не имеем, но у нас глаза привыкли к мелкой работе.»

Тут Платов начал левшу целовать, и сто рублей дал:  «Прости меня, братец.»  Левша и отвечает:  «Бог простит.»

Государь приказал сейчас же эту блоху англичанам послать – как подарок, чтобы там поняли, что нам это не удивительно.  И велел государь, чтобы эту блоху везли особый курьер, который иностранные языки знал, и левша, чтобы он сам мог англичанам показать свою работу и какие в Туле мастера есть.  И поехал левша в Англию.

 

Англичане встретили левшу как равного, по плечу похлопали, за руку поздоровались и сказали: «Камрад – хороший мастер.  Разговаривать с тобой после будем, а сейчас выпьем за твое благополучие.»  Левша первый пить не стал: думает, – может быть, отравить с досады хотят.  Но когда англичане все вина перед ним попробовали, он встал, левой рукой перекрестился и за всех их здоровье выпил.   Спросили его, где и чему он учился, знает ли арифметику.  Левша ответил, что учился он по Псалтырю, а арифметику не знает.  «Жаль, – говорят англичане, – если бы ты арифметику знал, то сообразил бы, что в каждой машине точный расчет силы есть, и машина в блохе точно рассчитана, и подков нести не может, поэтому она теперь не танцует и не двигается.»  Левша согласился: «Об этом спору нет. Мы в науках не превзошли, зато отечеству своему верно преданные.»  Англичане ему говорят:  «Оставайся у нас, мы тебе образование дадим, из тебя удивительный мастер выйдет.» Но левша не согласился, сказал, что у него дома старые родители, ему тут в одиночестве скучно будет, да и вера у англичан «не полная» и неправильная.

 

Левшу стали по разным заводам водить, и искусство свое показывать. Он смотрел на их производство, и ему всё нравилось, особенно, как рабочие живут:  все сыты, чисто одеты, обуты в ботинки с толстой подошвой, чтобы ноги ни на что не напороть, хорошо обучены, и отдыхают культурно в праздники.  Англичан удивил его большой интерес к старым ружьям.  Он засовывал палец в дуло и, вздыхая, спрашивал, видели ли русские генералы эти ружья?  Да, говорят англичане, видели.  Левша спрашивает, а они в перчатках ружья осматривали.  Да, говорят, англичане, в перчатках.  Левша ничего не сказал, но вдруг заскучал и начал домой проситься.  Согласился ехать на первом же корабле, несмотря на бурное море.  Англичане его проводили, подарили золотые часы и дали много денег.

 

На корабле левша подружился с одним шкипером, который по-русски умел говорить.  Однажды они поспорили, кто кого перепьёт.  Когда им стали черти мерешиться, капитан приказал их вниз заперетьПари никто не выиграл.  А когда приплыли в Петербург, англичанина повезли в посольство и стали лечить, а левшу отвезли в полицию, где его обыскали, отобрали платье, деньги и часы и отправили в больницу.  По дороге левша заболел так, что говорить не мог.  Его возили в санях зимой без одежды из одной больницы в другую, но нигде не принимали, потому что у него документов не было.  В результате его отвезли в больницу для бедных умирать.

Английский шкипер выздоровел и начал своего друга искать.  Он его очень скоро нашёл на полу в больнице.  Левша ему сказал, что ему нужно что-то очень важное государю передать. Шкипер побежал в казаку Платову, и левше прислали русского доктора.  Но левша уже умирал и только успел сказать доктору, что надо срочно государю передать, чтобы ружья кирпичом не чистили, а то они стрелять хорошо не будут, если не дай бог война начнётся.  С этими словами он умер.  Доктор поехал к графу Чернышову, чтобы тот государю доложил.  А граф его прогнал, чтобы не лез не в свое дело.  Так государю об этом и не сообщили, а ружья продолжали чистить кирпичом, от чего пули в них болтались. А если бы тогда слова левши передали государю, может и исход войны в Крыму другим был бы…

 

Leave Your Comment

You must be logged in to post a comment.